Трудности перевода. Что из китайской литературы читают в современной России?

 
Современная художественная литература Китая находит в России все больше читателей. Только в одном cанкт-петербургском издательстве "Гиперион" за последние два года вышло девять книг китайских писателей.

- Помимо этой программы под эгидой Института Конфуция в Петербурге мы запустили новую серию, посвященную творчеству писателей и поэтов разных провинций Китая, - рассказывает директор "Гипериона" Сергей Смоляков. - В этом году изданы два сборника, в которые вошли проза, поэзия и эссе литераторов провинции Гуандун. Здесь более 50 новых имен. В следующем году мы планируем продолжить эту серию публикацией произведений писателей провинции Гуанси.

И это не единственное российское издательство, демонстрирующее такой интерес к китайской прозе. Среди других можно назвать столичные издательства "Текст", "Восточная литература", "Каро"...

- Появление и постоянное увеличение доли китайских авторов на книжном рынке России - это не случайность, а отражение общей тенденции, - отмечает переводчик современной китайской литературы Алексей Родионов. - Культурным контактам между нашими странами не одна сотня лет, но они, к сожалению, не всегда были стабильными.

Золотым временем в этом плане можно назвать 50-е, когда на волне российско-китайской дружбы за десять лет было переведено столько книг, сколько за 200 лет до этого. А когда наши отношения стали ухудшаться, переводы резко сократились.

В пореформенное время, в 90-е годы, на книжный рынок вновь выплеснулось немало китайской литературы, но в основном это была либо классика вроде изречений Конфуция, Лао-цзы, либо прикладная литература: руководства по изучению ушу или знаменитая "Книга перемен", по которой российские барышни гадали на судьбу. И только в нулевые стал ощутим неуклонный рост интереса к современной китайской художественной литературе.

И это вполне объяснимо, ведь современный Китай - это целый культурный анклав, причем совсем особый, другой, не похожий на европейский. Произведения современных китайских авторов открывают российскому читателю самое главное - особенности менталитета современных китайцев, их потрясающую жизненную энергию, среду, в которой они живут и выживают, словом, то, о чем из газет не узнаешь.

Примечательно, что недавний монофестиваль современного китайского писателя Лю Чжэньюня, который прошел в Северной столице, собрал публику не только на демонстрацию фильмов по его сценариям, но и на автограф-сессии, а также многочисленные встречи с читателями. После этих мероприятий книги Лю Чжэнь-юня были просто сметены с прилавков. Примерно такой же эффект имел и факт присуждения Нобелевской премии Мо Яню: его книги тоже сразу же вызвали интерес российского читателя.

Кто же они - потенциальные покупатели книг китайских авторов?

Сергей Смоляков считает, что это обычные "потребители художественных текстов", совсем не обязательно даже интересующиеся Востоком.

Китаист, доцент СПбГУ Алексей Родионов считает, что именно сейчас в России складывается новое отношение к китайской художественной литературе: в ней начинают ценить не только классическую традицию, но и актуальную современность.

- К сожалению, сегодня Китай в 20 раз лучше знает Россию, чем мы - Китай, - говорит он. - Там в 20 раз больше людей изучает русский язык, чем мы китайский. И дело не только в дисбалансе численности населения наших стран.

Однако, признает эксперт, ситуация меняется. Если в начале 90-х китайский язык как специальность преподавали в 7-8 вузах по всей России, то сегодня только в одном Петербурге таких вузов 7-8, а по стране порядка 60. И конкурс в них необычайно высок.

К сожалению, во второй половине ХХ века, отмечают эксперты, у российского читателя сложилось мнение, что литература Китая чересчур политизирована, что это не то, что интересно нам в нашей новой России.

- Так было примерно до конца 80-х, но сейчас это в корне неверно, - подчеркивает Алексей Родионов.- В Китае произошла деполитизация литературы, она коммерциализировалась, но благодаря огромному китайскому рынку там выкристаллизовалась и высокая литература. Это, конечно, литература меньшинства. Однако, учитывая население Китая, ее читают сотни миллионов!

Вообще страна с тысячелетней культурой, страна, которая демонстрирует всему миру экономическое чудо, не может быть безынтересна мировому читателю, настаивают эксперты-синологи. И утверждают: в современной китайской прозе есть и увлекательные истории, и убедительные характеры, и замечательная фантазия, и прекрасный язык повествования.

- Разумеется, не все книги подходят для перевода, - признается Алексей Родионов. - Когда мы читаем переводную литературу с испанского, английского, немецкого, мы находимся все-таки в рамках сходной культурной системы. Китай - это нечто, восходящее совсем к иным корням. В произведениях Мо Яня, Лю Чжэньюня, Юй Хуа, Су Туна, Цзя Пинва мы видим огромный пласт, непонятный нашему читателю. Но значит ли это, что мы должны от всего этого отворачиваться? Нет. Мне кажется, наоборот, российскому читателю следует глубже в это погружаться, чтобы лучше узнать Китай: его объективно уже нельзя игнорировать.

По словам издателей, выбор авторов диктуется несколькими критериями. И главный из них - писатели, получившие широкую известность у себя на родине, обладатели престижных национальных премий.

При этом, отмечают переводчики, есть авторы, восприятие которых на российском рынке происходит легче (тот же Лю Чжэньюнь), а есть и те, которых практически невозможно перевести без утрат. К таковым относится, к примеру, Цзя Пинва. Обладатель всевозможных китайских премий, очень глубокий, очень любимый в Китае автор. Но он крайне трудно переводится на иностранные языки именно в силу его ярко выраженной национальной специфики.

- У Цзя Пинва язык полон диалектизмов, - отмечает Алексей Родионов. - К тому же он насыщает речь словами в их первоначальном, ныне утраченном значении. Кроме того в тексте много аллегорий, реминисценций, неочевидных зарубежному читателю.

Тем не менее цифры говорят сами за себя. Если за десятилетие с 1992 по 2002 годы в России вышло всего 4 сборника китайских писателей, где было опубликовано в общей сложности всего 25 авторов, то с 2003 по 2016 годы вышло уже 55 книг 95 писателей, среди опубликованных 167 произведений 36 - большие романы.

Агентства по печати Китая и России заключили договор о ежегодном взаимном переводе библиотеки из 50 книг. Этот пятилетний план сегодня решено продлить и расширить: вполне вероятно, что скоро норма взаимного перевода возрастет до 100 книг в год.

Справедливости ради надо сказать, что если в 50-80-е годы русская литература занимала в Китае первое место среди иностранной, то сегодня ее заметно потеснили англоязычная, немецкая, французская и латиноамериканская.

- Мы еще удерживаемся в пятерке любимых, однако уже не на первом месте, - отмечают эксперты.

Примечательно, что по тиражам первое место среди переводной русской литературы в Китае с большим отрывом занимает "Как закалялась сталь" Николая Островского. С 2000 по 2013 годы этот роман вышел 285 раз в 80 переводах.

- Я очень ценю это произведение, - говорит Алексей Родионов, - но согласитесь, не оно определяет сегодня лицо современной российской художественной прозы. Видимо, то, что издают китайцы, говорит о нас что-то другое, чем то, что мы сами хотели бы о себе сказать.

Конференции

Наверх