Профессор Санкт-Петербургского государственного университета (СПбГУ), доктор исторических наук Владимир Леонидович Успенский является одним из выдающихся востоковедов и монголоведов России. Он составил и опубликовал на английском языке каталог коллекции монгольских рукописей и ксилографий, хранящихся в библиотеке Восточного факультета Санкт-Петербургского государственного университета. Стоит отметить, что данная коллекция является лучшим российским собранием старинных книг на монгольском языке.

В августе этого года он посетил Монголию по приглашению Монгольской ассоциации выпускников СПбГУ. В рамках своей поездки профессор выступил на международной научной конференции «Наследие монгольских письменных источников», а в Академии наук Монголии он прочитал лекцию молодым ученым Института филологии и Института истории и археологии на тему «Монголоведение в Петербурге».

-Вы родились в Ленинграде, который является одним из крупных и красивых городов в Северном полушарии. Почему Вы выбрали профессию монголоведа?

-Я выбрал профессию востоковеда. Меня всегда интересовал Восток. Я любил читать сказки народов Востока. Но о выборе профессии я не очень тщательно думал, и не сразу попал на Восточный факультет. После службы в армии я решил учиться на гуманитария. На Восточном факультете СПбГУ изучали много языков. Мне предложили монгольский. Я подумал и согласился. Так я стал монголоведом.

- Трудно ли Вам было изучать монгольский язык?

-Трудно. Я считаю, что до сих пор изучаю его. Я не доволен уровнем своего монгольского языка.

-Вы скромничайте!

-Всегда можно найти причины для оправданий. Нет возможностей практиковаться. Я считаю, что оправданий никаких не должно быть. Я учусь и продолжаю изучать монгольский язык.

-Кроме монгольского, Вы еще владеете английским, французским и тибетским языками. Что самое главное для тех, кто изучает иностранные языки?

-Я не могу вам предложить какую-нибудь методику. Встречаются объявления о том, как быстро смогут вас научить любому языку. Там и нужно спрашивать. Я не знаю.

Понимаете, нужно начинать изучать язык как можно раньше. Каким бы не был ребенок (даже, может, он глупый), он обязательно выучит язык. Несмотря на все трудные правила… Если ребенок живет в условиях, при которых можно изучать два или три языка, то он тоже выучит. И еще то, что запомнилось в детстве, оно будет крепче всего. Потом уже догонять гораздо сложнее, хотя индивидуальные способности тоже есть. Я считаю, что все люди разные. Нет единого метода, чтобы человек изучил язык. Такого нет. Это касается не только языков, но и других наук.

-Недавно один российский преподаватель монгольского языка сказал мне, что без любви к языку трудно его изучать. Более того, нужно привить любовь студентам не только к языку, но и монгольскому народу. Как Вы к этому относитесь?

-Я считаю, что вы немножко некорректно ставите вопрос. Вы говорите об изучении языка, правильно я понимаю? Например, человек изучает язык, потому что он военный переводчик. Он готовится к войне. Может, он прекрасно выучит язык, но не полюбит народ. Это разные вещи. Монгольский язык, монгольская куль тура, религия и книга, которыми я занимаюсь, это моя работа. Я ее должен делать хорошо.

Знаю много таких людей, которые вам говорят о любви к монгольскому народу и своих переживаниях за судьбу его культуры. Люди, которые готовы действительно их изучать или составить каталог, редкость. Гораздо легче говорить о любви, чем заниматься исследованиями или читать старые тексты. Один умный человек сказал: «О любви говорят, а о делах пишут». Вы не подумайте, что я вам ответил «Не люблю монгольский народ». Я отношусь по-другому. Если я занимаюсь каким-то делом, то я должен делать его хорошо. А не то, что любишь или не любишь…

-Я немного прочитала о Вас в интернете. Вы защитили кандидатскую диссертацию на тему «Сочинение гуна Гомбоджаба как памятник монгольской историографии XVIII века». Почему Вы выбрали эту тему? Каков был главный тезис Вашей диссертации?

-Тогда я был достаточно молодой. Я интересовался старой монгольской литературой и историей, сочинениями, написанными на монгольском и тибетском языках. К сожалению, тогда у нас практически не было специалистов по этому направлению.

Эту тему я сам себе выбрал. Гун Гомбоджав был видным монгольским культурным деятелем XVIII века. Он писал по-монгольски, по-китайски, по-маньчжурски и по-тибетски. Я изучал его сочинения, которые считается достаточно трудными. Я изучал их с большим энтузиазмом. Очень жаль, что тогда не было специалистов, которые могли бы руководить моей научной работой.

Основной тезис… Боюсь, что в двух словах не могу сказать о нем. Гомбоджав был человеком широкой эрудиции. Он писал на широкий круг тем, начиная от генеалогии потомков Чингисхана до истории буддизма в Китае. Также он писал на китайском, как нарисовать изображение Будды. Так что, видите, каким он был энциклопедистом. Но эта работа дала мне очень много. К сожалению, в то время я не публиковал результаты исследований. Может быть, это к лучшему. До сих пор я публикую их. Например, недавно опубликовал статью о сочинении Гомбоджава об истории хаанской печати (монг. хас буу тамга), вспоминая свою молодость. Вот такая история у меня с Гомбоджавом.

-Вы создали каталог коллекции монгольских рукописей и ксилографий, хранящихся в библиотеке Восточного факультета Санкт-Петербургского государственного университета. Эта коллекция является одним из лучших в мире и лучшим российским собранием старинных книг на монгольском языке…

-На эту тему, конечно, я могу много и долго говорить. Этот каталог является моим главным проектом в жизни.

-Сколько времени это заняло?

-Могу точно вам сказать. Я начал его писать в апреле 1992 года. И в апреле 2000 года получил из Токио бандероль с первым экземпляром каталога. У нас есть великолепное собрание монгольских старых книг. Мне посчастливилось немножко познакомиться с этой коллекцией. Я люблю такую работу, как каталогизация. Считаю, что у меня есть талант к такой работе. Я составил его без компьютера. Было трудное экономическое время. Я купил дешевую бумагу, которую продавали на вес, и начал писать.

-Что представляет собой этот каталог? Там название произведений?

­-Там не только название. Это не техническая работа. Я решил создать каталог, какого раньше еще не было. Потому, что та коллекция, которая хранится у Университете, тоже не имеет равных.

Наш великий ученый, академик В.П.Васильев, которому в этом году исполняется 200 лет, купил в Пекине коллекцию монгольских книг  сына китайского императора Канси. Там даже есть копии монгольских рукописей XIII-XIV веков. Например, Двенадцать деяний Будды, которая еще и с картинками. Пока я составлял этот каталог, то смог идентифицировать еще один рукопись XIII века - учебник буддизма для сына Хубилая.

Составление каталога ­ это не простая работа. Если это перевод с тибетского языка, то надо указать название тибетского оригинала этого сочинения, ссылку дать в каталоге - где его можно найти и так далее. Я считаю, что это новый уровень каталогизации монгольских рукописей. Мне удалось открыть сокровище, о котором мы почти ничего не знали.

Вторая большая в России коллекция монгольских рукописей хранится в Улан-­Удэ. Наши коллеги из Улан­-Удэ недавно приняли этот способ каталогизации. Неделю назад я получил письмо из Университета национальных меньшинств, расположенного в китайском городе Ланьчжоу, о том, что они перевели мой каталог на китайский язык и хотели бы получить мои консультации. Так что работа стала уже известной.

-Понимаю, что это огромный труд.

-Я поставил перед собой задачу: сделать работу такой, какой она должна быть. Чтобы сделать большое дело, нужно приложить не просто усилие, но сверхусилие. 

-Какие монгольские ценные и уникальные источники и рукописи хранятся в библиотеке Восточного факультета Санкт-Петербургского государственного университета?

-Уникальных довольно много. Например, в коллекции принца Юньли все уникальное. Есть сборник сказок «Волшебный мертвец» (монг. Шидэт ухээр), Двенадцать деяний Будды, Ганжуур в 113 томах, который был переписан еще при Лигдэн хаане. Если перечислять, то это будет довольно долго и скучно. Это, наверно, интересно для узких специалистов.

-Если цифрами выразить, то сколько рукописей хранятся в этой библиотеке?

-Это вопрос, на который нет ответа. Сразу будет встречный вопрос: как считать? Есть у нас перевод китайского романа "Троецарствие". Его рукопись состоит из многих тетрадочек, не помню их точное количество. Но это одна книга, то есть один роман. Поэтому невозможно подсчитать.  

-Насколько важно монголоведение для России?

-Монголоведение в России имеет специфические особенности. Во-первых, это часть русской истории. Никто не забыл Монголо-татарское иго. Во-вторых, у нас живут многие монгольские народы: буряты, калмыки и тувинцы. Наша кафедра (кафедра монголоведения и тибетологии Восточного факультета СПбГУ) готовила и готовит специалистов из этих народов.  Вся элита монголоведов среди бурят, калмыков и тувинцев – это наши выпускники.

Тем более мы рядом с Монголией. Граница у нас большая. Когда-то в Монголии советское присутствие было большое. Сейчас я смотрю, что оно резко сократилось. Честно говоря, я не слежу за всеми и экономическими политическими перипетиями. Считаю, что без России Монголию держать трудно будет. Когда я в 1990-е годы работал в институте, то наши коллеги готовили книгу о роли и влиянии России на азиатские государства. Мне поручили написать научную статью про Монголию для этого сборника. К сожалению, сборник не опубликовали, поскольку время было трудное. Денег не было. Это были 1990-е годы.

В своей статье я цитировал известнейшего американского монголоведа Овена Латтимора. Он писал, что Монголия не может вести такую политику, которая пропагандирует западную демократию. У Монголии другая проблема. Рядом с ней Китай. Поэтому она всегда должна будет искать способы быть в хороших отношениях с Россией. Ведь царская Россия поддержала Богд гэгээна, а Советская Россия тоже поддержала Д.Сухбаатара. Я не хочу никого обидеть. Не слежу за политическими инновациями. Тем не менее не сомневаюсь в том, что Монголия и Россия всегда будут находить общий язык.

-Вы защитили докторскую диссертацию на тему «Тибетский буддизм в Пекине при династии Цин (1644-1911) в культурно-историческом контексте эпохи». Расскажите нам, пожалуйста, о принце Юньли. Какими судьбами он связан с монгольской историей?

-Понимаете, тут вопрос надо ставить шире. Здесь речь идет про династию Цин. Она была маньчжурская, несмотря на сильное китайское влияние. Фактически она пришла к власти над Китаем при помощи монголов. И все высшие маньчжурские правители и ноёны, если это так выразить, были женаты на монгольских княжнах. Абсолютно все. Даже мать первого императора Шуньчжи, который правил Пекином, была монголкой. Она воспитала следующего маньчжурского императора – Канси.

Первые маньчжурские императоры и их родственники говорили по-маньчжурски, и многие из них знали монгольский язык. В XVII-XVIII веках в маньчжурском обществе люди, которые владели не только маньчжурским и китайским, но и монгольским и тибетским языками, были не редкость. Принц Юньли, гун Гомбоджав были одними из таких. Это был большой культурный подъем. Об этом можно долго говорить.

Почему Юньли интересовался Монголией? Тут, конечно, его биографию побольше надо знать. В 1705 году он впервые выехал за пограничные заставы, то есть в Монголию. Тогда ему было всего восемь лет. Он сильно увлекался тибетским буддизмом. Почему ему нравилась монгольская литература? Я не могу ответить. Юньли возглавлял министерство по делам зависимых территорий. Поэтому он смог потребовать нужную для него литературу. Он организовал целый переводческий коллектив, который переводил с тибетского на монгольский. Объем этих переводов был очень большим. Принц Юньли сам написал два сочинения на буддийские темы об укреплении жизненных сил и освящении буддийских скульптур.

-Какая у Вас любимая монгольская поговорка?

-«Айлаас эрэхээр, авдраа ух». Я ее выучил в самом начале своей учебы в Монголии.

-Как будет она по-русски? Как Вы ее понимаете?

-Не надо попрошайничать друг у друга, ищи в своем сундуке. Если есть проблема, то решай сам. Не лезь к другим со своими проблемами.

-Что Вы бы хотели сказать нашим читателям?

-Это хорошо, что «Новости Монголии» продолжает существовать. В молодые годы я выписывал вашу газету, следил за новостями и старался изучать по ним монгольский язык. Читателям вашей газеты желаю успехов и здоровья.

Объявления

Наверх