Семитология и гебраистика являются основополагающими востоковедными дисциплинами, изучение которых на Восточном факультете началось практически с его основания в 1855 г. В этом же году кафедру еврейской, сирийской и халдейской словесности возглавил выдающийся семитолог, переводчик Библии на русский язык, проф. Даниил Абрамович Хвольсон (1819–1911). В дальнейшем на ниве университетской семитологии работали ученики Хвольсона и представители созданной им петербургской семитологической и гебраистической школы, которые значительно расширили круг представленных на кафедре семитологических дисциплин. В частности, академик Павел Константинович Коковцов (1861–1942) ввел углубленное изучение ассирийского (аккадского) и иудео-арабского языков и уникальных собраний иудео-арабских рукописей, хранящихся в Санкт-Петербурге.

После 1917 года семитология была лишена единого организующего центра в связи с расформированием в 1919 году единого Факультета восточных языков. Однако продолжение работы высокопрофессиональных специалистов-семитологов (ассириологов В. К. Шилейко и А. П. Рифтина, лингвиста-семитолога и африканиста Н. В. Юшманова, семитолога-ираниста и знатока иудео-арабской литературы А. Я. Борисова, семитолога-этнографа И. Н. Винникова, арабиста-литературоведа и историографа В. И. Беляева) позволило воссоздать центр изучения и преподавания семитологических дисциплин в СПбГУ в 1933 году. На кафедре семито-хамитских языков в то время существовали три основные специальности — ассириология, гебраистика и арабистика, причем традиционно особое внимание уделялось не только преподаванию языков, но и истории, культуре и литературе.

В страшные годы сталинского террора, в период борьбы «с безродным космополитизмом» (1949 г.) кафедра ассириологии и гебраистики (название кафедры менялось) была закрыта, а изучение гебраистики и семитологии продолжалось в ограниченном объеме при кафедре арабской филологии. Следует отметить, что в дальнейшем особое место в сохранении научной семитологической традиции сыграли такие прекрасные педагоги и исследователи, как к.ф.н. Г. М. Глускина и к.ф.н. Г. М. Демидова.

Сегодня историческая справедливость восстановлена, и с 2011 г. кафедра семитологии и гебраистики вновь полноценно функционирует.

На настоящий момент на кафедре, помимо классических языков (библейского и мишнаитского иврита, библейского и талмудического арамейского, классического арабского языка) большое внимание уделяется преподаванию еврейской палеографии, кодикологии, современного иврита и современной израильской литературы, а также изучению языка геэз и сабейского языка. 

Широкий спектр изучаемых языков в сочетании с преподаванием сравнительного семитского языкознания, теоретических и практических курсов по истории развития языков и регионов, особенностям этнографии, культуры, литератур древних и современных, взаимовлиянию культурных и этнолингвистических черт изучаемых народов — все это является уникальным научным и педагогическим опытом в современной образовательной практике.

М. Е. Алексеева, С. М. Якерсон

Опубликовано в Кафедры

Кафедра арабской филологии

Вторник, 27 декабря 2016 16:59

ПРОГРАММЫ

  • Арабская филология (бакалавриат) 
  • Языки народов Азии и Африки (магистратура, аспирантура)
  • Литература народов Азии и Африки (магистратура, аспирантура)

ОСНОВНЫЕ КУРСЫ

  • Грамматика арабского языка 
  • Фонетика арабского языка 
  • Арабская пресса и телевидение
  • Деловая и дипломатическая переписка и документация на арабском языке 
  • Классический арабский язык 
  • Классическая арабская поэзия 
  • Египетский диалект арабского языка
  • Иракский диалект арабского языка
  • Этнолингвистика Хадрамаута
  • История арабской литературы
  • Введение в арабскую филологию 
  • Средневековый арабский географический текст 
  • Средневековый арабский исторический текст 
  • Средневековый арабский философский текст 
  • Современное арабское литературоведение 
  • Современный арабский роман 
  • Современная арабская публицистика 
  • Современная арабская поэзия 
  • Коран — чтение и комментарии
  • Арабские рукописи

ЯЗЫКИ

  • Арабский 
  • Египетский диалект арабского языка
  • Иракский диалект арабского языка
  • Современный иврит  

Преподавание арабского языка в Санкт-Петербургском университете началось в 20-х годах XIX века. Одним из основоположников арабистики в Петербурге был известный ученый, писатель и журналист О. Сенковский.

С 1840 по 1861 арабский язык в Университете преподавал египетский шейх Мухаммад Тантави, прибывший из каирского университета Аль-Азхар. Тантави составил на арабском языке описания Петербурга, России и множество других материалов, которые до сих пор мало исследованы. Он также предпринял первое в Европе исследование египетского диалекта арабского языка.

В 50-х годах XIX века арабский язык преподавал также первый декан Факультета Восточных языков А. К. Казембек.

Организатором кафедры арабского языка и словесности считается М. Навротский.

Другой известный ученый В. Ф. Гиргас начал работу на факультете в 1865 году. Он опубликовал целый ряд хрестоматий по арабскому языку, которые до сих пор используются в учебном процессе. Его ученик В. Розен по праву считается основателем отечественной школы арабистики. Его коллеги и последователи академики Н. Я. Марр, В. В. Бартольд и И. Ю. Крачковский принесли всемирную известность российской востоковедной школе.

Ученик И. Ю. Крачковского проф. В. Беляев, почетный член Академии арабского языка в Каире, выдающийся специалист по арабским рукописям, возглавлял кафедру арабского языка с 1951 по 1974 год. Под его руководством было воспитано множество прекрасных ученых, среди которых следует упомянуть профессора А. А. Искоз-Долинину — специалиста по доисламской, средневековой и новой арабской литературе, и профессора О. Б. Фролову, известную своими исследованиями в области арабского языка, литературы и культуры.

С 1998 года Кафедру арабской филологии и семитологии возглавляет профессор, доктор филологических наук О. И. Редькин. Под руководством О. И. Редькина на кафедре стали развиваться новые направления в методике преподавания арабского языка, при этом сохранились своеобразие и целостность классического востоковедного образования.

 

Отделение семитологии

1955 год был ознаменован открытием на Кафедре арабской филологии семитологического отделения. В тот период занятия по древнееврейской грамматике и чтению библейских текстов проводились арабистом Л. З. Писаревским. Но уже в 1956 г. все основные семитологические дисциплины читались проф. И. Н. Винниковым, известным исследователем языков и культур семитских народов.

В настоящий момент ведущими преподавателями отделения семитологии являются Г. М. Демидова и Л. В. Малыгина. 

  • Г. М. Демидова — ученица И. Н. Винникова — начала свою деятельность на кафедре в 1961 г. Она специализируется на преподавании древнееврейского, средневековоеврейского и арамейского языков. За годы работы на семитологическом отделении Гретта Михайловна опубликовала 50 статей по вопросам арамеистики, сравнительному семитскому языкознанию библейскому языку.
  • Л. В. Малыгина работает на Кафедре с 1974 года. Она занимается преподаванием современного иврита и прессы.

Опубликовано в Кафедры

Семитология

Вторник, 20 декабря 2016 12:51

О науке «семитология»

Семитология — это комплексная дисциплина, которая изучает различные аспекты языков традиционно называемых семитскими и культуры, возникшей, существовавшей и продолжающей активно развиваться сегодня на этих языках. Особенностью этой классической востоковедной дисциплины является совершенно уникальная хронологическая «глубина» сохранившихся текстов и географическая широта тех цивилизаций, в рамках которых литература на семитских языках создавалась. 

Она возникла на Ближнем Востоке, и основными памятниками, созданными на семитских языках, являются эпос о Гильгамеше и Законы Хаммурапи, Библия и Коран. Однако в дальнейшем носители этой культуры в силу различных исторических обстоятельств расселились по всему цивилизованному миру древности, Средневековья, Нового и Новейшего времени. В результате этого сложился неповторимый облик научной дисциплины, требующей глубокого комплексного понимания истории и культуры, языков и литературы изучаемых народов.

Об истории кафедры

Семитология и гебраистика являются основополагающими востоковедными дисциплинами, изучение которых на Восточном факультете началось практически с его основания в 1855 г. В этом же году кафедру еврейской, сирийской и халдейской словесности возглавил выдающийся семитолог, переводчик Библии на русский язык, проф. Даниил Абрамович Хвольсон (1819–1911). В дальнейшем на ниве университетской семитологии работали ученики Хвольсона и  редставители созданной им петербургской семитологической и гебраистической школы, которые значительно расширили круг представленных на кафедре семитологических дисциплин. В частности, академик Павел Константинович Коковцов (1861–1942) ввел углубленное изучение ассирийского (аккадского) и иудео-арабского языков и уникальных собраний иудео-арабских рукописей, хранящихся в Санкт-Петербурге.

После 1917 г. семитология была лишена единого организующего центра в связи с расформированием в 1919 г. единого Факультета восточных языков. Однако продолжение работы высокопрофессиональных специалистов-семитологов позволило воссоздать центр изучения и преподавания семитологических дисциплин в СПбГУ в 1933 г. На кафедре семито-хамитских языков в то время существовали три основные специальности — ассириология, гебраистика и арабистика, причем традиционно особое внимание уделялось не только преподаванию языков, но и истории, культуре и литературе.

В страшные годы сталинского террора, в период борьбы «с безродным космополитизмом» (1949 г.) кафедра ассириологии и гебраистики (название кафедры менялось) была закрыта.

Сегодня историческая справедливость восстановлена, и с 2011 г. кафедра семитологии и гебраистики вновь полноценно функционирует.

Основные курсы

Базовыми дисциплинами, на которых строится образование семитологов, являются следующие:

  • введение в специальность;
  • культура и этнография народов Ближнего Востока;
  • язык иврит в полном объеме (библейский (XII–II вв. до н. э.), постбиблейский (I век до н. э. — II век), талмудический (III–VII вв.), средневековый (VIII–XVIII вв.), эпохи Просвещения (XVIII–XIX вв.), современный (с 80-х гг. XIX в. до наших дней); 
  • классический арабский язык, изучаемый на основе классических текстов Корана, и современный литературный арабский, а также его еврейский диалект (так наз. иудео-арабский язык);
  • арамейский язык в объеме, необходимом для чтения еврейских классических текстов (библейский арамейский и талмудический арамейский);
  • история еврейской и арабской литературы на иврите с древнейших времен до наших дней;
  • курс истории стран Ближнего Востока (Древний Ближний Восток, история арабских стран и Государства Израиль);

Язык иврит

В рамках специализации «семитология» изучается несколько языков древнего и современного Ближнего Востока, основным из которых является язык иврит. Это – язык с уникальной историей, существующий уже более 3000 лет. Этот язык умирал и возрождался, служил языком повседневного общения и эзотерических культовых текстов, был языком библейских царей и пророков, средневековых поэтов и ученых. Сейчас на нем говорят граждане Израиля, одного из самых индустриально развитых государств мира, с высокой долей наукоемких и высокотехнологичных отраслей экономики. 

На протяжении 4 лет обучения в бакалавриате студенты-семитологи всесторонне изучают классический и средневековый иврит, знакомясь с образцами древних произведений, восходящих к первому тысячелетию до н. э., или принадлежащих перу великих средневековых поэтов и философов. Но так же с первого занятия студенты учатся активно использовать современный иврит в устной и письменной речи, работать с художественными, публицистическими и научными текстами, анализировать ивритоязычные материалы СМИ и других информационных ресурсов.

Арабский язык

На ряду с ивритом, начиная со 1-ого семестра, студенты-семитологи изучают современный арабский язык, а на старших курсах слушают также ознакомительные курсы по арамейскому и иудео-арабскому языкам. 

На сегодняшний день на арабском языке и его вариантах в мире разговаривают более 200 млн человек, он является одним из 6 официальных и рабочих языков Организации Объединенных Наций и официальным языком всех арабский стран. На ряду со всем этим, арабский язык имеет древнюю историю, множество разговорных диалектов и является языком, на котором написан Коран, священная книга миллионов мусульман по всему миру.

Являясь одним из двух основных восточных языков, владение которым обязательно в рамках данной специализации, арабский язык изучается во-первых, как язык классических текстов Корана, и во-вторых, как современный литературный язык, общий для всех арабских государств. На первом этапе освоения большое внимание уделяется грамматическому и лексическому аспектам, развитию навыков чтения, перевода, аудирования, письменной и устной речи на арабском языке. Уверенное владение этими навыками позволит студентам на старших курсах использовать их как для полноценного сравнительного анализа особенностей арабской и ивритоязычной литературы и самих языков, так и для изучения оригинальных материалов по истории, культуре, политике или этнографии Ближнего Востока. 

Изучение арамейского и иудео-арабского языков способствует глубокому освоению других дисциплин специальности («Культура и этнография региона», «Библейский иврит» и т. д.). 

Владение целым спектром ближневосточных языков и смежных с ними дисциплин, которые входят в программу специализации «семитология», открывает перед студентами и выпускниками широкие перспективы исследования языков, литературы, культуры, истории, религии и политики Ближнего Востока при поступлении в магистратуру для продолжения обучения или при выборе места работы.

Современная израильская литература

На нашей кафедре изучают и современную израильскую литературу. И мы вам можем предложить много увлекательных маршрутов по страницам литературных произведений, где действие разворачивается в местах, которые описаны еще в Библии, и персонажи которых — предки библейских героев. Сопоставить эти миры, ощутить связь времен — это очень интересное занятие. 

Один далекий предок наш говорил: «Все едут, и едут…» Современный брюзга мог бы добавить: «Все ищут, и ищут чего-то. Пора бы успокоиться!» Но покой не всем показан. Израильская литература, скорее, обаяет тех, кто вечно ищет, даже если толком не знает что. Хотя это не мешает быть ей и просто увлекательным чтением, если кому-то лень окунаться в глубинные пласты — своих проблем хватает! Но все-таки в глубине интереснее. Вот израильский писатель Амос Оз — живет в Араде, вокруг пустыня — встает в четыре утра (тьма еще!), выпивает чашку кофе, как он рассказывает, и идет гулять по пустыне. Что он там ищет, с кем беседует и о чем? Этого он не рассказывает, но можно узнать из его романов. В них герои, иногда с почти религиозным рвением, как в книге «Третье состояние», ищут контакта с божественным светом; или становятся участниками каких-то метафизических ситуаций или мистических состояний, которые в конечном счете оказываются эманацией их собственного коллективно-индивидуального «я».

А вот Авраам Б. Иегошуа, вечный «нормализатор» израильской жизни, гоняет своих героев по странам и континентам, кажется, для уточнения своей идентичности. На страницах его книг сошлись Восток и Запад, но когда основой такой встречи служит многовековая израильская культура, то получается адская смесь. Кроме того автор — замечательный рассказчик. Он всегда печется о том, чтоб читатель не скучал, а взяв его книгу в руки, уже не мог бы ее отложить. Искусство писателя он сравнивает с работой шеф-повара, который знает когда, сколько и какие специи добавить в блюдо, чтобы оно получилось вкусным. 

Или Иорам Каньюк. Говорят, что он пишет в ритме джаза. Менее года тому назад он ушел из этой жизни «в доброй седине», как говорят на иврите, ему было 83 года. Светлая ему память! Его бунтарская, провокативная, пульсирующая проза, не признающая никаких канонов, подчиняется только собственному ритму. Это особый мир, но он открыт для всех желающих его посетить.

Ну, а Меир Шалев продолжает свою бесконечную израильскую сагу — благо история народа и собственное воображение позволяют! А издатели сокрушаются: «Ну, опять в одном романе истратил столько сюжетов. С таким материалом можно было бы пять романов издать», Но, нет. Он щедро дарит нам все в одном произведении и заставляет нас с нетерпением ждать следующего. Это роскошный ковер всего израильского многоцветья, где десятки историй сплелись в узор, от которого глаз не оторвешь. Но это еще и замечательный культурный микс, где соседствуют библейский мир с античным миром и христианским, а объединяет их израильская реальность. И вот эта культурная громада плавно движется навстречу читателю, который начинает физически ощущать, как сам растет и ширится, и думает: «Ведь и вправду стоим на плечах великанов». 

А какое захватывающее приключение представляют прогулки по старому Тель-Авиву в компании Якова Шабтая! Его отец был строителем, когда город только начинался, поэтому говорят: «Отец строил Тель-Авив, а сын воспел его». И читая эту песню, неизбежно приходишь в восторг от совершенства фразы, которая льется вот уже полстраницы, и ни разу не затруднила чтение, ни разу не показалась длинной или скучной. А можно погулять и по вышнему Иерусалиму — это Рои Хен вам обеспечит. Но если вы любитель автономных путешествий, и авторское внимание вам ни к чему, то можно рекомендовать Шимона Адафа. Он вас впустит в свой мир, но опекать не будет. Здесь вас ожидает израильское фэнтези с путешествием в XXVI век, а также путешествие по душе человеческой — это слова автора, погружение в мир еврейской мистики под названием каббала и многое другое. Если же вам хочется читать книжку наедине, исключив уже всякие контакты с автором, то, пожалуйста, последний роман Эйнат Якир — для вас. Здесь вы окажитесь, по образному выражению Омри Герцога, в галерее, где развешены фотографии, некоторые — замечательные. А прочитав роман, можно задаться вопросом вместе с преподавателем, почему роман в современном мире обретает форму выставки фотографий. Что случилось с романным жанром? Или с нашей жизнью? Ведь литература — это зеркало этой жизни. Можно вместе с израильскими писателями попробовать ответить на вечные вопросы бытия, или на более скромные вопросы, связанные с литературой: она может что-то изменить в этой жизни или ничего она не может. 

Если все это вам интересно, то мы вас ждем на Кафедре семитологии и гебраистики.

Наверх